Главная Тема недели Топ-10 самых некрасивых зданий Москвы

Тема недели

Топ-10 самых некрасивых зданий Москвы


Для любого человека, даже никогда не бывавшего в Москве, существует некий образ этого города. Он складывается из самых знаковых его сооружений или типовой застройки, из всего, что в нем на виду. Но если с существованием тысяч и тысяч типовых домов эконом-класса все давно смирились и они прочно ужились в облике столицы серым фоном, то яркие пятна на ее лице слишком заметны. Хорошо, если это красивые и изящные постройки, радующие глаз и улучшающие архитектурный облик города. Но такое, к сожалению, происходит не часто.

Нередко архитекторы и сами признают свои ошибки – мол, да, не доглядели, проект выглядел красиво, а на деле вышло совсем иначе. Или просто здание совершенно не вписалось в окружающую среду. Но несмотря на то, что ошибки признаются, а критика сыпется на неудачные постройки со всех сторон, как говорится, «что выросло – то выросло». Такие дома десятками лет стоят, загораживая древние церкви, портя исторические ансамбли, вид города в целом и просто мешая.

Консультируясь с архитекторами Москвы, homeweek.ru составил рейтинг 10 самых неприятных, несуразных и неудачных построек столицы, как советских времен, так и недавнего времени. Это те примечательные здания, от исчезновения которых никто бы не расстроился, а Москва лишь вздохнула бы с облегчением, на чуточку приблизившись к архитектурной гармонии.

 

10. Церковь Георгия Победоносца на Поклонной горе


 

Вызвавшая столь много споров церковь на Поклонной горе была завершена в 1995 году. Упреков в свой адрес она сразу собрала немало, да и скандалов хватило. Например, архитектор церкви Анатолий Полянский известен как «придворный скульптор коммунистического режима». А бронзовые барельефы в исполнении Церетели, заменившие традиционные росписи храмов, вообще недопустимы по православным канонам.

Стеклянно-металлическая конструкция окон и вовсе не требует комментариев. Когда-то осмотревший строение звонарь заявил, что колокола отлиты отвратительно, а освящать церковь сперва вообще отказались.

По мнению московских архитекторов, церковь смотрится «неприятно-игрушечной» и находится в чрезвычайно неудачном для религиозного сооружения контексте Ники, насаженной на шпиль, и прочих гигантов Поклонной горы. Подобная достопримечательность для страны, славящейся красивейшими храмами и церквями, просто унизительна, а учитывая ее месторасположение - еще и позорна.

 

9. «Дома-утюги»


 

За недавнее время Москва обзавелась как минимум двумя «утюгами». Первый был построен в 1999 году и разместился на Трубной улице. Бледно-зеленый то ли утюг с проводом питания позади, то ли пароход с трубой, наплывает с горы на пустырь впереди. У «парохода» невпопад нарезанные на окна стеклянные ленты (якобы космолетные) и неровная поверхность закругленного угла.

 

 

Второй «утюг», который совсем недавно достроен на проспекте Сахарова, – стеклянный. Но не столь плох сам проект, сколько то, в какой фон он втесался. Соседи офисного здания – Наркомзем Щусева и Центросоюз Корбюзье, что определенно смущает. Высотка Полякова вдали и вовсе делает это утюгоподобное зеркальное строение явно лишним на этом празднике жизни. Впрочем, можно найти в нем определенный плюс – на его месте мог быть и вовсе чудовищный проект этакого степлера с огромной дыркой посередине, который, к счастью, забраковали.

 

8. «Чернильница» на Большом Ржевском

 

Таинственная башня недалеко от Нового Арбата, не имеющая адреса, оказалась ни чем иным, как пристройкой к Верховному суду РФ. Она возвышается над многочисленными малоэтажными строениями переулков, окружающих Арбат. Это тот островок в центре Москвы, который, хоть и не слишком хорошо, но сохранил в своем облике историю царской и раннесоветской архитектуры.

Металлическая конструкция на крыше здания напоминает крышечку чернильницы. В целом же оно издалека похоже на башню мечети с характерным куполом. Ничего плохого в восточной архитектуре как таковой, конечно же, нет, но, учитывая, что это Верховный суд Российской Федерации, подобное сходство вызывает некоторое недоумение. В общем-то, не меньшее, чем фигура Фемиды над главным входом в само здание суда, у которой нет повязки на глазах, но зато есть щит.

 

7. Гиганты «на ножках»

На фото: «сороконожка» на Беговой

 

Первый «дом на ножках» в Москве появился в 1928 году, но то был изувеченный проект Корбюзье, от авторства которого после проделок наших инженеров французский архитектор попросту отказался.

Однако даже в тогдашнем виде дом на Мясницкой, 36 отнюдь не вызывал негативных чувств. А вот то, что впоследствии творили советские архитекторы, сегодня похоже на неудачную шутку. Гигантов «на ножках» в столице несколько, но наиболее примечательны три из них: «дом-корабль» («титаник», «дом атомщиков») на Тульской, «сороконожка» на Беговой и дом рядом с гостиницей «Космос» на ВДНХ.

«Сороконожки» архитектора Андрея Меерсона действительно оправдывают свое название. При взгляде на них возникает такое ощущение, что они вот-вот сорвутся и побегут. При этом сами дома представляют собой классические гигантские «хрущевки» с длинными угрюмыми балконами и маленькими окошечками.

 

На фото: «дом-корабль» на Тульской

 

Несколько другая история у «корабля» на Тульской. Проект был финский, но, как у нас едва ли не всегда в этом случае бывало, сильно измененный. Почти полукилометровый в длину и 50-метровый в высоту дом строился без малого 2 десятилетия.

Когда в один конец дома уже въехали жильцы, второй только начинали строить. Причем достраивали дом солдаты-стройбатовцы, что ощутимо сказалось на качестве. Были использованы почти все возможные материалы: монолит, железобетонные плиты и балки, кирпичная кладка.

«Домом атомщиков» здание было прозвано не спроста - главный прораб до тех пор строил только атомные реакторы в СССР. В итоге дом получил такие необходимые в Москве свойства, как сейсмическая устойчивость и углы не по 90, а по 87 и 93 градуса для препятствования складыванию. Железобетон отливали на оборонных заводах атомной энергетики, и делавшие впоследствии ремонт строители жаловались, что дорогие буры перфораторов просто сгорали.

Когда-то дом действительно был похож на огромный лайнер. Он был белоснежным, а вокруг еще ничего не было понастроено. Теперь он грязно-серого цвета, квартиры обросли снаружи антеннами и кондиционерами, многие балконы застеклили, на первых двух этажах многочисленные магазины и банки, супермаркет и Макдональдс. При этом размеры дома и сейчас не могут не привлекать внимание. Грязная махина на «ногах» по-прежнему возвышается над всеми прочими строениями в округе и, мягко говоря, не украшает собой город.

 

6. «Дом-ухо» на Ходынском поле


 

Сначала на Ходынском поле строили просто «самый длинный в Европе дом». Но в ходе строительства начали возникать проблемы, решающей из которых стал школьный участок на севере от здания, которому требовался свет, а не вечная тень громадины.

Сперва архитекторы стали нарезать дом лесенкой, и в итоге кто-то (как считается, это Андрей Боков, главный в Москве мастер сильных и точных жестов) провел дугу, превратившую здание то ли в отрезанное ухо Ван Гога, то ли в ползущую вперед громадину.

Красная пломба в здании – несостоявшийся проем дома-скульптуры, призванный продолжить арочный ритм высоких проездов соседнего дома-дуги, но стремление инвестора к максимальной окупаемости затрат подчинили себе архитектурный замысел – арка была запломбирована.

 


 

Если смотреть из дворов соседних домов, то из-за угла то ли выползает, то ли вываливается монстр с глазом в виде этой самой красной пломбы. Остается лишь посочувствовать жителям окрестных домов.

 

5. I гуманитарный корпус МГУ


 

Территория Московского государственного университета на Ленинских горах отличается не только размерами территории. Самая примечательная вещь – это, конечно, сталинская высотка главного корпуса. И помимо неё на территории немало красивых построек – например, старая обсерватория или биологический факультет. Но, как водится, в семье не без урода.

И если II гуманитарный корпус МГУ спрятан в глубине территории и окружен высокими деревьями, то I гум прекрасно обозревается почти со всех сторон. Его огромная серая прямоугольная коробка не так проста, как кажется издалека.

Вблизи становится заметно оригинальное цветовое решение – горизонтально здание на самом деле разлиновано грязным бледно-фиолетовым цветом. Главный вход в корпус украшен огромным каменным барельефом с сомнительными изображениями. Студенты, учащиеся в корпусе, давно знают маленькие секреты здания. Например, то, что с одной его стороны во всех аудиториях всегда страшно холодно, а с другой – жарко. Или что многие окна в нем вообще не открываются, так как заколочены гвоздями.

 


 

Сейчас уже работает новый гуманитарный корпус, куда переехали из I гума многие факультеты. Но сносить пугающего вида здание все равно никто пока не собирается.

 

4. «Красные холмы»


 

Феноменально неудачные «Красные холмы» не ругал в, общем-то, только ленивый. Главным поводом к этой критике служит даже не столько нелепость самих строений, сколько то, что видно башню едва ли не отовсюду. И с Тверской ее видно, и с Садового, и даже в панораму Красной площади она затесалось - аккурат между Василием Блаженным и Спасской башней.

Глава Центра ландшафтно-визуального анализа сказал, что это все потому, что здание начало проектироваться 10 лет назад, а тогда его ведомства еще не было. 400 лет назад его тоже не было, но это не мешало зодчим вписывать колокольни точно в перспективы улиц.

Когда построили первую часть комплекса, все бросились ее ругать, но авторы закричали: «Стойте-стойте! Вот завершим комплекс – тогда и поговорим». В итоге там – кирпич, тут – стекло с металлом, там – постмодернизм, тут – хай-тек. Впрочем, в Кремле московском тоже много чего намешано, так что это, видимо, такая проекция - ну как если бы Иван Калита строил Кремль сразу с Дворцом съездов.

Сделать небоскреб круглым – логично, у него нет более и менее удачных ракурсов, отовсюду он будет одинаковым. Но поскольку кукуруза, как и хрущевская архитектура, сегодня неактуальны, надо небоскреб чем-то увенчать. В первых вариантах это была, конечно же, башенка. Но за 15 лет башенки всем страшно надоели. Как родилась летающая пиала, коей в итоге увенчана высотка – неизвестно, как и ее символика.

 


 

Еще один маленький переворот, который совершило это строение – это окончательная смена пола города. Москва больше не матушка, а вполне себе ярко выраженная особь мужского пола. Попытки выяснить ассоциативное восприятие постройки жителями неизменно давала один результат – фаллос и кастрюля рядом.

В общем, градостроительный эксперимент на Краснохолмской стрелке явно закончился не в пользу города. О таком творческом полигоне могут лишь мечтать лучшие архитекторы мира. Стоило бы только объявить международный конкурс, и Москва наверняка завоевала бы что-нибудь действительно выдающееся, а может, даже гениальное — себе на гордость, всем на зависть. А получила еще один повод для пошлых шуточек.

 

3. Многофункциональный комплекс Нового Арбата


 

До того, как в Генплане Москвы 1935 года было решено создать улицу Новый Арбат, здесь тянулись такие же переулочки как те, которые сейчас немногочисленно сохранились вокруг Арбата. Судьба этих кварталов быстро была решена с легкой руки московского руководства, и был пробит Новый Арбат. Так как улица, в общем-то, новая, и создавалась одним махом, то и застройка её представляет собой практически единое целое.

Так, по четной стороне встал ряд жилых высоток, а по нечетной – офисных домов-«книжек». При этом у подножия «книжек» едва ли не на всю длину улицы вытянулся многофункциональный комплекс Нового Арбата. В нем сразу расположились торговый комплекс «Новоарбатский», «Весна» и «Москвичка», существующие и по сей день, а к ним прибавились некоторые магазины, несколько кафе и ресторанов и множество казино.

 

 

Безвкусные искрящиеся вывески спорят друг с другом как на базаре, а сам «базар» при этом – грязно-серая стекляшка, прикрытая мигающими гирляндами, разноцветным неоном и яркими витринами.

 

 

В примыкающих к комплексу и мозолящих глаз «книжках» в советские времена располагались министерства с немыслимыми на сегодняшний день названиями (электротехнической промышленности, дорожного и коммунального машиностроения и т. п.). Сегодня они почти все сдаются в аренду. Сейчас к этому завораживающему ансамблю прибавился ещё и голубой «Lotte-Plaza» на углу с Садовым кольцом. Впрочем, портить там уже попросту нечего.

 

2. Торговый комплекс «Наутилус»


 

«Наутилус» был построен в 1999 году и сразу наделал много шума. Но если даже говорить о противоречивости строения, оригиналов, оценивших веселую задумку, нашлось не много. «Наутилус» - издевательство над модерном и настоящее изнасилование Лубянской площади.

Главный творец «Наутилуса» Алексей Воронцов в интервью 1999 года Николаю Малинину так объяснил появление на Лубянке этого объекта:

- Но что люди видят здесь в первую очередь? Издевательство над модерном. Чувствуя известную пошлость этого стиля, вы намеренно иронизируете над всеобщей к нему любовью. Так?

- Я человек интуитивный. Я чувствовал, что на этом месте должно быть нечто в этом духе. Эстетика ведь не возникает сама по себе, она следствие обстоятельств. Обстоятельств места и времени. Модерн как тон здесь присутствует, это раз. А два - это время. Модерн - в какой-то мере предвестник революционных событий. На рубеже веков назревали перемены, стали смешиваться социальные группы, видоизменяться классы. Все потекло. И линии - потекли. А сейчас - нечто похожее, разве нет?

 


 

Что Воронцов подразумевает под духом модерна на Лубянке, не очень ясно. Ведь не «Метрополь» же, что в 200 метрах ниже по улице.

Так или иначе, чудесное творение одного из основателей архитектурной группы АБВ, а на тот момент ещё и заместителя главного архитектора столицы, просто убило площадь. Всеми своими чертами здание демонстрирует издевку над окружающими строениями. Как писал о нем «Коммерсант», все, что в доме должно быть прямым, сделано косо, все, что ровным - выпирает, что непрерывным - разорвано.

На Лубянку здание выходит округлой башней-эркером с металлическим капитанским мостиком, который сварен из неопрятного металла. К «Детскому миру» оно выходит арками, перерубленными пополам, что является настоящим издевательством над архитектурой Душкина. И всё это при том, что была определена главная линия политики новой московской архитектуры – «не навреди», дабы новостройки не отравляли окружающую их среду.

Именно это «Наутилус» и делает. В своем окружении он похож на прыщ, выскочивший на суровом лице КГБшной Лубянки. Но даже если забыть о том, где «Наутилус» стоит, сложно сказать, может ли это строение вообще быть красивым.

 

1. Государственный Кремлевский дворец (Дворец съездов)

 

Дворец съездов, за которым сразу закрепилось прозвище «аквариум», врезался в ансамбль Московского Кремля беспардонно и даже как-то трагично. Беспардонно – потому что совершенно сломал архитектуру комплекса, а трагично – потому что для его постройки были уничтожены несколько кремлевских построек XVIII-XIX веков. Огромное здание старой Оружейной палаты, построенное в 1807-1810 годах известным архитектором И. Еготовым. Северное крыло Патриарших палат (некоторые историки архитектуры предполагают, что оно включало в себя фрагменты дворца, построенного в конце XV века). Дом Синодального управления. Небольшие хозяйственные корпуса: Офицерский, Гренадерский, один из двух Кавалерских, Кухонный. Еще один Кавалерский корпус все-таки сохранили, поскольку там находилась первая кремлевская квартира Ленина.

Первоначально рассматривали вариант постройки дворца на Ленинских горах. Окончательно утвердил «прописку» нового дворца в Кремле Хрущев.

 


 

Дворец открылся в 1961 году. Тогда советские искусствоведы, разумеется, утверждали, что он «гармонично вписался в исторический облик Кремля», однако именно появление этого «аквариума» среди древних построек оказалось главной причиной того, что ЮНЕСКО тогда решило исключить Московский Кремль из своего списка памятников мирового значения (этот статус был возвращен лишь в 1990-м).

В первоначальном варианте здание с залом на 4 тысячи мест имело не столь внушительные габариты. Однако тут внесли смуту китайские товарищи. По случаю празднования 10-летнего юбилея образования КНР в Пекине построили десять зданий-великанов, в числе которых Дворец съездов на 10 тысЯч мест с огромным банкетным залом. Никита Сергеевич, присутствовавший на торжествах в Китае, был поражен подобной масштабностью в самое сердце. По возвращении в Москву он вызвал архитектора Михаила Посохина, возглавлявшего коллектив создателей Кремлевского Дворца съездов, и распорядился срочно изменить проект. Чтобы уж если не 10, как в Китае, то хотя бы 6 тысяч мест было, а главное - непременно просторный банкетный зал.

Прихоть вождя обернулась для зодчих серьезными проблемами. Самая большая загвоздка возникла с пресловутым банкетным залом. Архитекторы предложили было построить для него отдельный корпус, однако заказчик-генсек такой вариант отверг. Чтобы не перерабатывать заново весь проект, пришлось банкетную зону размещать сверху над большим залом. В результате Дворец съездов вырос почти на 10 метров. Комиссия экспертов, рассмотрев новый вариант дворца, высказала опасение, что здание закроет вид на Кремль со стороны Троицких ворот. Как вспоминал участник тех обсуждений, архитектор Олег Великорецкий, Хрущев нашел контраргумент: «Закроем вид с одной стороны, так пусть смотрят на Кремль с других сторон!».

 


 

Так Государственный Кремлевский дворец заслуженно удостаивается первого места в списке построек, безусловно испортивших столицу.

Текст: Анастасия Кондрашова, homeweek.ru

Фото: открытые источники

 
13
 



Добавить комментарий

Ваше имя


Комментарий


Код